ЛЕВЫЙ КРАХ в Украине

Андрей Гожый, адвокат

Почему за последние тридцать пять лет, как в условиях декларируемого социализма (в СССР), так и власти олигархического капитала, левые партии неуклонно утрачивали свои позиции? В чём кроется «успех» этой твёрдой тенденции? Мы сознательно упускаем общественно-экономический аспект данного явления (отделение производителя от результатов труда, частная собственность на средства производства и т.п.), который значительно обусловил его.

После развала СССР левые партии бывших союзных республиках вошли в парламенты новых государств. Они составляли парламентское большинство или входили во влиятельные оппозиционные блоки, некоторым удалось победить на президентских выборах. Время шло, всё меньше избирателей отдавали за них голоса. Постепенно левые партии превратились в партии пенсионеров скучающих о своём счастливом детстве и советском прошлом. Сегодня не приходится говорить об их влиянии на общество или трудящихся. В чём причина такого политического провала?

Современное явление угасания значения левых партий стало развиваться ещё в СССР. Отдел пропаганды КПСС под чутким руководством Суслова высушил и выхолостил довольно живую философскую мысль настолько, что редкий гражданин СССР мог выслушать до конца агитацию и пропаганду партии. В КПСС не поощрялась творческая философская дискуссия о путях развития, о возрождающемся капитализме в СССР, о моральных основах социалистического мировоззрения. Считалось не нужным обсуждать проект будущего, и каким быть человеку будущего. Классики всё сказали, достигнут развитый социализм, общество не имеет классовых противоречий, и СССР неизбежно достигнет светлого будущего.

Фактически аппарат управления партии и Высшая партийная школа (ВПШ) навязали обществу свой догматизм. В партии царило начётничество, но не живое владение материалистической диалектикой. В сущности ВПШ выпускала руководителей, обладающих большим объёмом знаний, но мыслящие как типичные идеалисты. Идеалистам свойственно держаться своих, порой выдуманных совершенно оторванных от реальной жизни взглядов. Когда такой идеалист оказывается руководителем государства, то он свой выдуманный мир навязывает обществу и совершает действия, которые не отвечают реальности. Михаил Горбачев был субъективным идеалистом. Было бы неверно думать, что он с детства мечтал развалить СССР, но сам стиль его мышления подвёл его к такому результату. Все сподвижники Горбачёва ставшие разрушителями СССР были примерными учениками ВПШ. Здесь не учили мыслить, но зубрили цитаты из философских трудов Маркса, Ленина и очередного руководителя КПСС.

Различные партийные и комсомольские приспособленцы стали первой волной буржуазных националистов подняв новые флаги, сменив масть. Посмотрите на украинских передовых патриотов или их родителей. Сплошь коммунистическая номенклатура или мажоры советского пошиба. Ни кто не встал на защиту тонущего Союза. Ни армия, ни КГБ ни трудовой народ. Элита выродилась в лицемеров.

После краха КПСС и СССР остались выпускники ВПШ, которые в странах СНГ создавали новые коммунистические и социалистические партии. Они продолжали мыслить и поступать, как лица знающие догмы, но не умеющие диалектически мыслить, не владеющие методом живого подхода к делу да и желающие тоже разбогатеть на разворовывании народного достояния. Каково мышление таковы и действия. Это один из важнейших аспектов современной истории левой философской мысли в СНГ. Положение усугубило торгашеские мотивы, стремление к личной выгоде, цинизм и моральная опустошенность руководителей. Итог на лицо: неспособность адекватно осознавать политическую и экономическую реальность, не способность к диалогу, вал политических ляпов и глупостей. Так как идейный крах сопровождает партии любящие левую символику и атрибутику, то ошибочно делается вывод о крахе диалектического метода познания, гибели исторического материализма и высокой морали. В действительности на протяжении последних тридцати пяти лет наблюдается чёткая закономерность – крах и развал типичного, банального идеализма помноженного на мечтательность.

Сколько раз мы наблюдали сдачу интересов избирателя за кресло спикера парламента или за возможность поставить очередного отпрыска денежного мешка на должность главы таможни. Эквилибристика с идеологией, прямое сотрудничество с классовым противником и угнетателем настолько разочаровало избирателя, что запрет коммунистической идеологии прошёл в Украине безболезненно для националистов и их покровителей. Никто не сделал больше для умертвления левого движения в стране, чем его «номинальные лидеры». Партии похоронены, но они спокойно живут в своих дворцах на ренту, поскуливая о репрессиях не просидев в тюрьме, ни дня.

Следующая ошибка – бросаться в объятия организаций, которые пользуются номинально популярностью или доверием в обществе. Именно этим объясняется стремление левых политиков обниматься с религиозными деятелями, участвовать в обрядах, изображая покорность да смирение. История знает много примеров, когда политики из тех или иных соображений вступали в тесные контакты с руководителями религиозных организаций. Тема религиозности очень деликатная. С религиозностью населения, человека нельзя не считаться. Левое движение не отталкивало от себя верующих людей, но и преувеличивать влияние церкви на политическую жизнь не стоит. Вряд ли иерархи церкви имеют особое влияние на большинство граждан, что раз в год приходят «покропить кулич» и не могущих процитировать символ веры. Диалектически мыслящий политик не может не видеть, что в современных исторических условиях в тех или иных религиозных течениях появились секты погромщиков, пропитанные буржуазным национализмом (национализм – верный слуга крупного капитала, застрельщик войн), секты «царебожников» (считает императора Николая второго богом), воспевающих монархическую власть и тому подобные. Эта сила готова погрузить нас во мрак средневековья. Данные объединения ратуют за корпоративные государства, где рождённый в семье правителей будет править, а рождённый в семье крестьянина будет пахать землю (власть от бога!). Разнообразные реакционные течения выдумывают некое золотое прошлое, которое потеряли и его надо вернуть. Если лидер левой партии владеет диалектическим материализмом, как методом познания окружающего мира, то он не может не понимать, откуда ноги растут у подобных псевдорелигиозных сект и на чью мельницу льют воду различные РПЦ ФСБ и СЦУ СБУ.

Наши новые социалисты напрочь отказались от понимания, что церковь – это общественный паразит. Торговый центр с крестами и куполами не платящий налоги, с чёрной бухгалтерией и «гей-педофильными» скандалами. Политическое же вмешательство в «православные разборки» отвлекает от реальной борьбы за права трудового народа, вливает партийный актив в «буржуйскую» повестку дерибана духовного бизнеса. Если ты марксист и коммунист , возможно европейский леволиберал или анархист, социал-демократ, то будь добр, быть, если не атеистом, так уж атиклерикалом, как минимум, сторонником секуляризации. Когда дети трудового народа умирают от рака крови из-за недофинансирования, а не платящие налогов попы ездят на «мерседесах» последних моделей, то неверно занимать чью-то сторону в разборках за каноническое наследие в делёжке церковной недвижимости.

Левые лидеры бросаются петь гимны «китайскому чуду» и со слезой приговаривают: «О! Если бы мы, тогда 35 лет назад пошли по китайскому пути, то жили бы как сыр в масле». Неужели весь смысл левой философии сводится к тому, что бы сытно есть и сладко спать? И, как может лидер партии (по неписаному правилу у нас лидер партии, является гигантом мысли) так мещански рассуждать? Для диалектика в политике чудес не бывает. Что это неумение мыслить или желание сорвать дешёвую популярность? Лидеры левых партий, как правило, в след за другими, бросаются бороться с НАТО или «европейскими ценностями», то они выступают за права человека, то за увеличение рабочих мест и пенсий, то они за экологию и против всего плохого. Идёт распыление сил по мелочам и не даётся чёткая диалектическая оценка происходящему, а исходя из этого и правильные шаги. Никто не способен дать чёткий и понятный проект будущего, где каждый бы мог увидеть своё личное будущее.

Особая любовь у СНГшных леваков к различным узурпаторам и сатрапам, как отечественного происхождения и зарубежного пошиба. Если США с кем-то борются, то для наших «ленинцев» это сигнал безоговорочной поддержки любому людоеду и взбрендившему диктатору. Даже тому, который поносит СССР и коммунистическую идею, будучи лютым капиталистом-монополистом эксплуатирующим недра и держащим свой народ в нищите. Дикая эклектика любви ко всему ретроградному, обожествление или явная симпатия к лидеру РФ не поддаются рациональному объяснению.

Пока лидеры левых жили в своих грёзах, попутно торгуя голосами и должностями, страны СНГ совершили колоссальный скачек от зачаточного капитализма к милитаризму, от самой простой базарной торговли, к слиянию государства, финансового и производственного капиталов (фашизация). Вновь вернулась средневековая норма, когда важен не человек, но место, которое он занимает. Лицо, занимающее начальственное кресло не столь важно, как само кресло, в котором оно сидит. Попраны начала даже буржуазной демократии и морали. Запрещают оппозиционные партии и правозащитные организации, малый бизнес дышит на ладан. Слышен барабанный бой войны, крупные капиталисты хотят друг у друга отобрать кусочек богатства, поглотить своего конкурента.

Если почитать левую прессу СНГ и в частности Украины, то выявляется чёткая закономерность: лидеры левых партий даже не осознают, что партия, как форма политического объединения граждан или классов исторически устарела. Это было понятно в начале двадцатого века. Сегодня трудящиеся, капиталисты, частные предприниматели, интеллигенция не доверяют никакой партии. На них смотрят как на сброд мошенников и прохиндеев. Тенденция наблюдается во всём мире. Посмотрите, как мало людей приходит голосовать, как в очень бедных, так и в очень богатых странах. В Украине же партия – это вообще юридический и политический симулякр. Франшиза для торговли местами в парламент и муниципалитеты.

В обществе, среди интеллигенции идут поиски новых форм объединения и совместных дел. Но лидеры левых партий, как будто на другой планете живут. Они мечутся, хаотически хватаются за всё, что под руку подвернётся. Это напоминает метание старой дамы между алтарём и будуаром, то она сладко мечтает о юношах, то горько оплакивает свои грехи.

Так будет до тех пор, пока любители слушать лидеров левых партий не займутся самообразованием. Необходимо осваивать всё богатство философской мысли человечества, все лучшие достижения человеческой культуры. Изучение классической культуры, основанной на сострадании к обездоленным, развивает не только ум и вкус, но и лучшие чувства. Что в свою очередь помогает понять и освоить философию, а в ней одно из самых передовых направлений – материалистическую диалектику и научное познание мира.

Ещё в девятнадцатом веке писатель-правозащитник Владимир Короленко утверждал – человек рождён для счастья, как птица для полёта. Но, каким оно будет, как его представить?Для развития общества и личности очень важен разговор о том, что человека волнует. Величайшее наслаждение не врать и страшно, когда приходится повторять, чью-то ложь. Сегодня в публичном пространстве нельзя сказать то, о чём думаешь, то, что тебя волнует. Казённый свод «правильных мыслей», стандарты толерантности, того, что можно говорить, что нельзя – усыпляет разум и совесть. Набор священных заповедей характерен, как для левого, так и для правого фланга. Но если правый более структурированный, то левое дело превращено в кашу русскомировско-православно-духовного-можемповторить.

Колоссальный провал – это превращение коммунистов и леваков в типичных оппортунистов, что отказались от классовой борьбы и обслуживают социальный запрос в политических технологиях олигархов. Люди хотят социальной справедливости, а за политические левые проекты не голосуют. За кого собственно голосовать? Мы помним биографии этих лиц. Одни с удовольствием принимали в ряды коммунистов всякие семейства «калетников», другие сменили десяток партий и, катаясь на автомобилях люкс класса, с охраной пытаются «тереть за светлый путь» нищим бабушкам.

Стоит отдать должное правящему классу богачей и спецслужбам. Украинские деятели, окрасившие себя в красный цвет, загнаны за далёкий маргинальный Можай. Нет ни системной агитационно-пропагандистской деятельности, ни финансового менеджмента, ни желания отчаянного сопротивления. Разношерстный сброд, довольствуется борьбой с МВФом, мировым правительством, Ватиканом и рептилоидами, рисует иконы Сталина ходя с ними на крестный ход. Респектабельные европейские левые и правозащитные ассоциации шарахаются наших марксистов-сталинцев, как прокажённых и единственна отрада для них – это подтанцовка на банкетах у диктаторов (с выпрашиванием финансирования), да заработок, путём оскорблениях своей страны, на потеху публики, по белокаменному телевизору.

Констатируем, что реакция сумела не просто раздавить левые силы, но и максимально замарать их сыграв на жадности лидеров, превратив любого левого в записные городские сумасшедшие. Как сказал классик, в анекдоте: «Феликс, я опять в Цюрих. Всё надо начинать сначала». И начинать надо с просвещения и недопуска замены научного философского знания мракобесием.
Примечание. Согласно с Законом от 09.04.2015 №317-VIII, РСФСР, УССР, СССР были преступными и тоталитарными государствами, РСДРП, ВКП(б), КПСС, КПУ — партии с человеконенавистнической марксистской идеологией. Согласно с Законом от 09.04.2015 №317-VIII – марксизм, ленинизм, сталинизм и коммунизм — это преступная идеология, запрещённая в Украине. Законом об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях, Россия признана страной-агрессором и оккупантом. 20 февраля 2014 года – Россия незаконно аннексировала, а по формулировке ГА ООН оккупировала, территорию Автономной Республики Крым. «ЛНР» и «ДНР» террористическими организациями ни Украиной ни международным сообществом не признавались, однако Российская Федерация оказывает всемерное содействие сепаратистским формированиям на востоке Украины.Сталин – тиран и преступник, которому СБУ объявило о подозрении.

Андрей Гожый