• Вс. Июн 16th, 2024

Церковь Латвии рвёт связи с Москвой. Будет-ли томос для Риги?

Пятого сентября 2022 года президент Латвии Эгилс Левиц, представил поправки к Закону о православной церкви Латвии, чтобы полностью определить автономный и независимый статус православной церкви. Цель ясна, разорвать связи с Москвой, использующей церковь в своих целях, и тем самым еще в большей степени актуализировать независимость страны.

Православная Церковь – это Единая Церковь, состоящая из нескольких местных юрисдикций по всему миру, называемые, автокефальными церквями. Обычно местные юрисдикции имеют этнические особенности, и территориальную принадлежность.

У каждой церкви есть свой собственный совет епископов, который возглавляет епископ-примат с титулом патриарха, митрополита или архиепископа (в зависимости от размера и местных обычаев). Так, Греческая православная церковь означает все те епархии и структуры православной церкви, где люди говорят по-гречески, а литургические тексты – по-гречески. Русская Православная Церковь означает все те юрисдикции Православной Церкви, где люди говорят по-русски, а литургические тексты на церковно-славянском языке и так далее. Но все эти юрисдикции – это одна кафолическая (вселенская) Церковь, и все они чувствуют себя членами одного и того же Тела Христова. За исключением нескольких местных обычаев разницы нет. Богословие и основные практики одинаковы. Музыка, облачения, язык, аскетические практики и, возможно, календарь отличаются; но на данном этапе богословских доктринальных (догматических) отличий не наблюдается.

Первые записи о православной религии в Латвии датируются десятым веком. Знаменитый маршрут «из варяг в греки» проходил вдоль реки Даугава (Западная Двина). Это был не только торговый путь, но и путь распространения христианства. В восточных регионах современности христианство пришло из соседних земель Древней Руси: из Полоцка, Пскова и Новгорода. Данные археологических раскопок, а также письменные источники свидетельствуют о наличии православного христианства на территории Латвии до вторжения крестоносцев. Нет исторических фактов, подтверждающих, что распространение православной веры было насильственным по своему характеру в те времена.

Подчинение латвийских территорий крестоносцами в 13 веке привело к распространению католицизма среди местного населения. В течение нескольких веков единственным православным храмом в Риге была церковь св. Николая Чудотворца в русском квартале города. Эта церковь была впервые упомянута в 1299 году. В 17 веке церковь разрушена. На востоке Латвии сохранились некоторые православные церкви. Известно, что в 1582 году в Илуксте была православная церковь.

С 18-го века с присоединением Латвии к Российской империи официальная православная церковь распространилась по всей территории Латвии. В 1838 году был основан Рижский викариат Псковской епархии. В 1847 году в Риге была основана православная богословская школа, а в 1851 году начала свою работу Церковная академия. В 1850 году Рижский викариат был преобразован в отдельную Рижскую епархию. Епархии включали провинции Ливония и Курляндия. В 1865 году его юрисдикция была распространена на провинцию Эстония. К 1914 году в Рижской епархии насчитывалось 267 церквей, 71 молитвенный дом, 273 023 прихожан и 457 православных школ с 18 227 учениками.

В незавичимых странах Балтии Рижская епархия была разделена на две части – эстонскую и латышскую. В 1918 - нач. 1919 гг. ею временно управлял викарный епископ Ревельский Платон (Кульбуш). Латвийские власти не разрешали въезд в Латвию ни митрополиту Серафиму (Чичагову), ни архиепископу Геннадию (Туберозову), которых Патриарх Тихон предполагал назначить на Рижскую кафедру. Лишь после того, как на Рижскую кафедру предложено было перевести из Пензенской епархии архиепископа Иоанна (Поммера), латыша по национальности, вопрос о главенстве в Рижской епархии был улажен с латвийскими властями. Иоанн (Поммер) провел встречу с Патриархом всей России Тихоном, от которого он получил документ (который ошибочно называют Томосом), подтверждающий относительную независимость (заметим, не автокефалию) Латвийской Православной церкви при подчинении патриархату в Москве только по каноническим вопросам.

После убийства архиепископа Иоанна разгорелась битва вокруг легального статуса Латвийской православной церкви. 7 ноября 1935 года было заключено соглашение с Константинопольским патриархатом про переход всего латышского Православия в его юрисдикцию. Тогда же владыка Августин (Петерсонс) был избран новым Митрополит Риги и вся Латвии.

В 1940 году, после присоединения Латвии к СССР, предыдущие решения были отменены, и Латвийская церковь вошла в состав Русской православной церкви на правах епархии. Митрополит Рижский и всея Латвии Августин (Петерсон) ушел на покой. Латвийская православная церковь Константинопольского патриархата с 1947 года перешла на эмигрантский режим, именуясь «Латвийской православной церковью в изгнании».
24 октября 2019 года власти Латвии зарегистрировали Латвийскую Автономную Православную Церковь, признавая суверенитет Константинопольского Патриарха; Латвийская православная церковь Московского Патриархата не считала эту структуру канонической

В 2022 году митрополит Александр (Кудряшов) Латвийской православной церкви осудил вторжение России в Украину: «Решение вопросов международных отношений военным путем является недопустимым».
Итак, в конце межвоенного периода православная церковь Латвии не подчинялась Москве, тогда она была суверенной, поэтому поправки к Закону о православной церкви Латвии восстановят прежнюю независимость церкви.

Что произойдет далее? Скорее всего, процесс пойдет по украинско -македонскому сценарию, но с учетом местных особенностей. Во-первых, количественно Православная Церковь в Латвии не доминирует среди христианского населения страны, в основном исповедующего лютеранство; это церковь по преимуществу, русской диаспоры, хотя есть там и латыши, и богослужения на латышском языке. Во-вторых, процесс инициирует исполнительная власть, но по-своему: сначала внесение изменений в закон, а потом уже сами епархии, вырванные, а не вышедшие из подчинения Москве, будут решать вопрос об их каноническом статусе, скорее всего, в Константинополе.

Ввиду того, что православных христиан в Латвии немного (по официальной статистике на всю страну 118 приходов; 92 священнослужителя (79 священников, 13 диаконов; то есть раза в четыре меньше, чем в было в Российской империи), то предоставлять им автокефалию и даровать Томос нет смысла. Более вероятный вариант – это восстановление канонического единства с Константинопольским патриархатом, ведь, как явствует из проведенного нами исторического обзора, Москва после ВОВ осуществила «рейдерский захват» Рижской митрополии, как и в 1686 году – рейдерский захват Киевской митрополии.

Важная особенность: нововведений закон гласит, что Латвийская православная церковь, все ее епархии, конгрегации и учреждения должны быть полностью независимы от любой церкви за пределами Латвии.
Перед возвращением под цареградский омофор, скорее всего, произойдёт нечто вроде Объединительного Собора между двумя Латвийскими Церквами, а потом обе войдут в Константинопольский патриархат на правах реальной, а не номинальной автономии.

В заявлении к Сейму президент Латвии заявил, что существует риск того, что руководство Русской Православной Церкви может в одностороннем порядке ликвидировать номинальную Латвийской Православной Церкви и де-факто изменить её канонический статус.

Предлагаемый президентом законопроект означает, что государство признает полностью независимый и автокефальный статус Латвийской православной церкви. Эгилс Левиц сказал: «Устранение любой связи с патриархом Москвы является важным вопросом для нашего православного, да и всего латвийского общества, актуальной проблемой нашей национальной безопасности». Он сказал, что законопроект обсуждался со всеми компетентными национальными органами. «Мы все согласны с тем, что мы не должны колебаться. Я попросил признать законопроект срочным и принять его, как можно скорее», - сказал президент.
В целом же поправки к Закону о Латвийской православной церкви, представленные президентом Эгильсом Левитом, являются правильным шагом, поэтому национальный парламент Латвии поддержит этот законопроект.

Понятное дело, что теоретически церковь отделена от государства, но на самом деле церковь действует внутри государства, поэтому важно работать вместе в синергии. Эта синергия должна быть вне РФ, а с Латвией. Возможно, после возвращения под власть Царьграда, в Латвийской Церкви будет произведена жесткая люстрация и замена части духовенства. Через церковь, РФ пытает влиять на русскоговорящую диаспору внутри страны, и это необходимо всячески пресекать.

Неслучайно в поправках к закону упоминается, что долгое время и особенно после российского вторжения в Украину Русская Православная Церковь на уровне управления и священников оправдывала войну, агрессию и насилие против украинского народа, «прославляя военные преступления», совершенные российскими силами в Украине. Долгое время риторика Русской Православной Церкви, по мнению авторов поправок, поддерживала кремлевскую пропаганду, которая ставит под сомнение государственность Украины, её независимость и суверенитет. Аналогичные позиции были высказаны в отношении других стран, граничащих с Россией, что напрямую влияет на интересы национальной безопасности Латвии.

Отметим, что президентская инициатива приходит «в нужное время», более того: законопроект обсуждался с Латвийской православной церковью и Советом национальной безопасности. 8 сентября 2022 года парламент Латвии принял в окончательном чтении поправки, предложенные Президентом Латвии Эгильсом Левитом к Закону о Латвийской православной церкви, которые меняют статус церкви в стране, заявляя, что она должна действовать совершенно независимо от Москвы. До сих пор Латвийская православная церковь действовала при Московском патриархате, который поддерживает правящий режим в России и военную агрессию этой страны против Украины.

В целом же, поправки восстанавливают исторический статус Латвийской православной церкви и исключают любую власть Московского патриархата над церковью в Латвии. 73 члена сейма проголосовали за закон, трое проголосовали против и один депутат воздержался.

Новые правила предоставят возможность установить, что лицо, назначенное на должности в церкви, отвечает требованиям всех правил и интересов национальной безопасности. Также решено, что церковь должна информировать канцелярию президента о назначении или отстранении от должности главы церкви, митрополитов, архиепископов и епископов. После этого канцелярия президента сообщит об изменениях в официальном журнале и направит информацию о религиозных организациях в ответственные учреждения. Авторы поправок также считают, что изменения не повлияют на доктрину веры церкви или другие аспекты ее канонов.

Православная Церковь информирована о поправках к закону. Церковь еще не предоставила каких-либо публичных комментариев по этой инициативе политиков.

Православные христиане в независимой и демократической Латвии нуждаются в собственной и независимой церкви, говорит Левиц. Президент подчеркнул, что Латвийская православная церковь и митрополит Александр могут рассчитывать на полную поддержку со стороны латвийского государства.

На вопрос, разрешено ли Латвийской православной церкви продолжать общение с Русской православной церковью, Левиц упомянул только «канонические связи». В то же время президент заявил, что у Латвийской православной церкви не будет никаких обязательств перед русской церковью. Латвийская церковь как независимая церковь может общаться со всеми церквями по всему миру.

Теперь ожидаем реакции от Вселенского патриарха, иначе Православная Церковь Латвии на долгое время окажется в изоляции (расколе) со всем Православным миром. Потому, по канонам Халкедонского Собора, судьба диаспоры находится в канонической власти патриарха Второго Рима (Константинополь), к чему падший Рим, третий, не должен иметь какого-либо отношения.

Андрей Гожый