• Чт. Ноя 30th, 2023

Валерий Цепкало: Лукашенко, как энцефалитный клещ

Прошедшая неделя запомнилась важнейшим геополитическим событием, а именно проведением АТО официальным Баку в Нагорном Карабахе. За один день Азербайджан восстановил свою территориальную целостность. Подконтрольные РФ структуры (СНГ, ОДКБ) проявили пассивность, а по-сути слабость и недееспособность. Готова ли Беларусь покинуть тонущий корабль или признание режима Лукашенко соучастником преступной агрессии против Украины не позволит этого сделать? На эти вопросы нам ответил лидер белорусской оппозиции, Чрезвычайный и полномочный посол Валерий Цепкало, с которым в Греции встретился и поговорил адвокат Андрей Гожый.

Валерий Вильямович, здравствуйте! Рады с Вами снова встретиться в Афинах, на родине демократии, и поговорить о процессах, которые проходят и в нашей, и в Вашей стране. И как нам все таки эту демократию построить у нас дома? И сразу, с места в карьер, скажите, пожалуйста, вот сейчас мы все с замиранием сердца смотрели на ситуацию в Нагорном Карабахе. Как Азербайджан, за буквально один день, провел спецоперацию и восстановил территориальную целостность своей страны под, как бы, с одной стороны, недоумение, с другой стороны, под восхищение международной общественности. И пошли слухи на уровне прессы, что Лукашенко посмотрел на это дело, посмотрел на то, что Россия не оказала никакой помощи, а более того, по некоторым сведениям, даже сдала и своих миротворцев, и армян, и Нагорный Карабах, и зашатался в пользу Европы. Скажите, пожалуйста, насколько эти слухи обоснованы и в правилах ли Лукашенко паниковать?

Ну, во первых, надо понимать, что Алиев, как бы, давно всех купил. То есть и, в общем, довольно ожидаемое было это решение, и эти действия были ожидаемы. Ну, во-первых, многие даже ерничали по поводу того, что он там супругу сделал свою первым вице-президентом, потому что, ну, как бы, так сказать, не совсем в демократические это вписывается модели. Но надо понимать, что, конечно, Алиев представлял клан, который все таки Нахичеванский, а Пашаева она все же была, это была наиболее влиятельная и самая влиятельная семья была на основной территории Азербайджана. То есть можно рассматривать этот брак, в принципе, как в определенном смысле такой династический, если можно так выразиться. Но это, во-первых. А во-вторых, все таки ее официальный статус позволил ей постоянно ездить в Москву. И не просто как частное лицо и как супруга, а имея официальный статус, она встречалась и с Медведевым, и с Путиным неоднократно. Тем самым я понимаю, что, как бы, разные вопросы перетирались, но наиболее существенно, конечно, шла тема, наверное, о Нагорном Карабахе. То есть они таким образом изолировали, в принципе, возможность Армении. Это первое. Второе, конечно, с Францией тоже, так сказать, активно работал Алиев, потому что Франция традиционно страна, которая поддерживает Армению, а Соединенные Штаты Америки фактор тоже такой достаточно значимый. И я, кстати, очень хорошо помню, когда я встречался с Алиевым, еще он тогда возглавлял, был первым вице-президентом SOCAR, вот этой нефтяной компании, мы с ним беседовали во время визита его отца еще, ну, наверное, первого, может быть, первого и последнего визита в Соединенные Штаты. Кстати, отец на меня очень произвел сильное впечатление, и общались мы тогда активно очень как раз с дядей Мехрибан Пашаева, Хафизом Пашаевым, который был послом очень долго, и надо сказать, что дипломатию они очень грамотно выстроили. То есть, я имею в виду в Америке, прежде всего, потому что, ну, я просто аплодировал, когда появляется статья в Washington Post, и это, в общем, Алиев делал младший, ну вот нынешний президент Ильхам Алиев, когда появляется статья Бжезинского и Скоукрофта, то есть один надо понимать, это был советник президента США по национальной безопасности демократический – Бжезинский, а Скоукрофт это республиканский, это Рейган. Так вот и когда они пишут за двумя подписями статья о том, что надо развивать отношения с Азербайджаном, что это неправильно, так сказать, что он исключен из этого процесса, это говорит как раз о очень высоком профессионализме. Ну а ощущение, кстати, у меня такое, что во многом, ну, если не купили, то, наверное, договорились с Пашинян, потому что они хотели, они хотели все таки оттеснить, ну, Пашинян сам и вообще многие хотели оттеснить карабахский клан, который был у власти. То есть кто там? Саркисян, по-моему, да, он был из Карабаха. То есть там, ну, фактически они, так сказать, доминировали в армянской политике. И как бы это было решение тоже, так сказать, их изолировать. Ну, это надо понимать, как бы, когда мы говорим о дипломатии, о каких то нюансиках, но, конечно, для мира, для всего, если даже все это и так, если даже удалось нейтрализовать Путина и так далее, то все равно есть международные обязательства, есть все равно договор и в ОДКБ был, в конце концов, так, и очевидно совершенно, что… и в соответствии с этим обязательством, во-первых, Россия должна была Армению поддержать. Раз. Во-вторых, значит, ну миротворцы, все таки они для того и миротворцы, чтобы разводить, разводить войска, да? Ну, как бы разводить враждующие стороны, да? Миротворцы вообще со своей задачей, мягко скажем, и не собирались справляться. Более того, ощущение такое, что расстреляли так показательно, даже этих миротворцев, дав понять, что, так сказать, ребята не вмешивайтесь, а то уничтожим всех. Вот, и, конечно, Алиев как дипломат, он примерно так же, как Путин ответил, что мы проведем расследование,но я так чувствую, что это расследование будет проводиться с такой же интенсивностью, как расследование убийства Немцова, там, Анны Политковской и Ямадаева, и новой Чечни, когда в Москве расстреляли, там еще трех чеченцев расстреляли прямо в Москве лидеров чеченской оппозиции. Вот, наверное, с такой же тщательностью будут проводить это и азербайджанская сторона. Но здесь, конечно, фактор еще один, мне кажется, серьезный, который необходимо учитывать. То есть то, что Азербайджан, конечно, ну, территорию вернуть свою очевидно, да? То есть это фактически, конечно, сделало Алиева героем в своей стране. А что касается Пашиняна, то еще раз подчеркиваю, у него такой был довольно экзистенциальный выбор, если можно так выразиться, который заключался в том, что либо Россия, либо, вернее, Армения вместе с Карабахом, но де факто как Россия - часть России, да? Значит, либо Армения без Карабаха, но как независимая страна, которая будет и получит возможность сейчас выстроить отношения и с Азербайджаном, мне кажется, они будут выстраивать отношения после него и смогут выстраивать отношения с Западом без оглядки, и с Турцией, потому что если Армения перестанет политизировать тему геноцида в 15-16-м году, переведя его, так сказать, в разряд дискуссий исторических, а не дискуссий политических. Ну, то есть сейчас же тоже уже никто не политизирует, допустим, тему Холокоста, да. Ну, то есть есть, есть, но немцев уже никто не говорит, что там они… и немцы сами, кстати, делают разведение, они говорят нацисты, нацисты или фашисты, да, их называют, но, больше нацисты, значит, что они делали то, они делали это, так сказать. Они говорят, что немцы делали, да. Вот это, ну, кстати, между прочим, у турков примерно то же самое, то есть они говорят это Оттоманская империя, Оттоманская империя, то есть они тоже отделяют как бы два периода. Поэтому, ну, у Армении появляется на самом деле исторический шанс сейчас, когда очевидно совершенно, что Россия уже больше никакой не гарант, да? Россия уже больше не, не это…и значит, просто отрегулировать отношения со всеми соседями и фактически как бы мир в регионе. Конечно, я думаю, что там будут еще и какие то теракты, да, не исключено, что Пашиняну будет очень сложно жить, потому что, ну, карабахцы армянские, они никуда не делись, да и наверняка у кого то будет и месть за его такую позицию. Но, тем не менее, мне кажется, ну, вот еще раз я подчеркиваю, то есть он такой сложный, экзистенциальный выбор сделал, да? Смысл его, еще раз подчеркну, либо Армения с Карабахом вместе, но фактически де факто это часть России, или там очень тесные сателлиты, либо Армения без Карабаха, но могут развиваться как независимое государство, выстраивать отношения там со всеми странами на равноправной основе.

Как Лукашенко оценит эту ситуацию? Не сдрейфит ли, понимая, что Россия больше не гарант, а ОДКБ, это, так сказать, плохого качества китайская копия НАТО?

Ну, Лукашенко, конечно, хотел бы очень сильно выстраивать отношения с Западом, для того, чтобы, видя сейчас ослабление России, очевидно, он хотел бы, но мне кажется, что шансов уже на это нет, потому что не представляю себе западного политика, который бы начал с Лукашенко жать руки. И когда такое произошло в 20-м году, этот президент Федерации хоккея, там, приехал к нему, да, не помню, как его фамилия, то есть это сразу же… швейцарец, кстати, то есть сразу же огромное негодование поднялось среди белорусов, там ему писали в личку, в твиттер и так далее и он вынужден был принести извинения и отменить чемпионат мира по хоккею в Минске или чемпионат Европы какой-то там планировался в Минске, вот, и отказались и многие бренды, типа Шкоды, Боша, которые спонсорами традиционными чемпионатов выступали. То есть мы все таки в мире живем, когда общественное мнение играет очень серьезную роль. Поэтому хотеть бы он хотел, как в украинском анекдоте “з’їсти он би з’їв”, только кто ему даст, так вот, поэтому никто сейчас руки ему не пожмет, шансов у него, как бы, опять начать балансировать я не вижу, то есть, если оно, может быть, не какое-то там предательство, но я еще раз подчеркиваю, это очень серьезная репутационная потеря будет любого политика. То есть они бизнес могут продолжать делать там под столом, там где то там, имея какие то свои экономические интересы, обходя санкции, сами накладывая, сами находя пути обхода его. Это, конечно, все будет продолжаться, но на самом деле, вот у меня такое ощущение, что, наверное, после 11 сентября 2001-го года вот как то отошли от таких следований твердым демократическим принципам и Соединенные Штаты Америки и европейские страны, потому что, ну, вбухать там 2 триллиона денег в Афганистан и, в то же время, там каких то там, я не знаю, по 100 миллиардов, можно было бы решить жизнь в любой стране, то есть можно было бы демократию, по крайней мере, в Европу уже построить и в России там, да, и бог знает где. То есть за эти средства можно было бы действительно за 2 триллиона, я не помню, но точно больше триллиона, надо проверить, я разные цифры видел, поэтому…ну да, да, не перепроверял, да. То есть сегодня я читал какую-то статью, мне 2 триллиона цифра попалась, когда они выходили, мне попадался 1 триллион, ну, ничего, еще раз не перепроверял и поэтому не могу сказать точно, но в любом случае для вот эти вот нищие попрошайки, эти тоталитарные страны и победившая демократия Запада, там богатые, развитые и технологически продвинутые, они могли бы на самом деле бы вопрос этот закрыть очень легко и быстро. И в случае с Лукашенко мы, наверное, с Вами говорили открытие уголовного дела против него это, в общем, если мы видим, насколько Путин это болезненно воспринял, да, но еще понятно, там Россия, там ядерное государство, там, да и Китай тот же, там имеет какие то границы, понятно, что ему там никаких дивидендов он не поимеет от выдачи Путина, грубо говоря, но он не является и стороной там этого Римского статута, да, но и дивиденды какие он может поиметь? Он все, что можно - Путин им дает землю там в аренду на 50, на 100 лет, они там вырубают деревья, пол Сибири уже фактически китайская, поэтому, значит, что они кого то лучше найдут? Да, может, кто-то придет и будет национально ориентированным политиком, который начнет модернизацию России проводить, там, да, и тогда что? Значит, поэтому Китаю выгодно иметь вот такую слабеющую Россию с руководителем, который не смог за 20 лет даже запустить модернизацию, не то что ее эффективно произвести, такой сырьевой придаток, да? Сейчас опять сила Сибири-2, значит, начинают, да, Китай активно развивает альтернативные источники энергетики, инвестировать ему в силу Сибири-2, значит, где через пять лет, значит, они начнут качать газ, если у них есть уже этот газопровод, и они постепенно, так сказать, будут снижать,мно не очень понятно, зачем, да, потому что технологии действительно совершенствуются, и самое главное, и внутренний спрос, особенно на севере, у них там, да, там ветроэнергетика, там южнее, у них эти поля солнечных батарей сейчас самые большие, они на море делают эти там целые гектары, так сказать, солнечных батарей располагают прямо на водной глади. То есть Китай в этом плане, так сказать, заинтересован в существовании Путин. Но если опять возвращаться к Лукашенко, то, конечно, он ни в какую Африку больше не полетит, конечно, он ни в какую и просто потому, что этот самолет могут посадить точно так же, как он Райанэйр посадил - эти спецборта, так сказать, садятся гораздо легче, по-моему, какого-то президента или Уругвая, или Парагвая, как это было, посадили его борт где-то над Швейцарией, ну, где-то в Европе летел, сейчас уже точно не припомню, но посадить частный борт и, тем более, не признанного, то есть я вообще не понимаю, почему нельзя открыть уголовное дело, потому что одно дело против Путина, потому что формально он является главой государства, он признан как таковой международным сообществом, верительные грамоты вручают и вручали, то есть он формально главой государства, здесь формально никто, ну, то есть просто руководитель организованной преступной группировки, который там путем обмана, насилия, там, всяких манипуляций взял власть, захватил власть неконституционным образом. Поэтому я думаю, что здесь небольшая какая-нибудь решительность Запада, да, вот, а именно просто открытие против него уголовного дела и, конечно, он, если даже его там не арестуют быстро, то, по крайней мере, он будет жить постоянно со страхом, что в любой момент ему могут дать понюхать хлороформа и отправить на машине 160 километров до границы с Европейским Союзом, в общем, совсем близко.

То есть Лукашенко хочет законсервироваться, но вот в свете последнего решения в Европарламенте о признании Лукашенко соучастником военной агрессии против Украины и, соответственно, обращение в Международный уголовный суд с целью начать уголовное преследование Лукашенко. Может, уже эти шаги начались?

Ну, по крайней мере, мы много делали заходов, мы и писали обращения там, и у нас Белорусский женский фонд собирал свидетельские показания, потом огромное количество институтов работало, там и Комитет по правам ООН, Организации Объединенных Наций, кстати, доклад делал в отношении, Комитет по пыткам, то есть там очень много общественных организаций, которые собирали свидетельские показания о преступлениях против человечности. То есть мне непонятно, почему и что удерживает МУС от того, чтобы открыть против него уголовное дело, потому что я еще раз подчеркиваю, данных более чем достаточно. То, что Белоруссия не признает юрисдикцию МУС, это не имеет вообще никакого значения, точно так же, как ты можешь там, я не знаю, не признавать там закон всемирного тяготения, но от этого ничего не меняется, да, он как бы существует сам по себе, а это будет сам по себе, который будет фактор серьезный. Кстати, между прочим, если уже так по большому счету говорить, то такие организации, как МУС, они как раз и должны быть не созданы для демократических стран Норвегии, Дании и Швеции, да, они как раз и должны создаваться именно для таких стран, для диктаторов, да, потому что, ну, очевидно совершенно, что кого можно судить за преступления против человечности в странах ЕС или вообще в европейских странах, которые находятся западнее от Вислы, вот, ну, то есть это сложно себе представить. А вот как раз он и должен всяких там арабских, африканских, ну и такую экзотику типа Лукашенко, да, как раз они должны заниматься такими делами.

Швейцарская Конфедерация поддержала создание все таки не в рамках МУС, а в рамках отдельного, с мандатом ООН, соответственно, трибунала по агрессии Российской Федерации против Украины, потому что, видите, по Путину уже уголовное дело возбудили по депортации детей. Да, депортация детей это зло, но это самое, может быть, минимальное зло, которое он наделал. То есть даже, в вопросе Путина МУС виляет, как бы, и ему от депортации детей легче будет защищаться, чем, допустим, убийство мирных жителей путём ковровых бомбардировок. Поэтому как вы относитесь к идее именно отдельного военного трибунала, ну, допустим, назовем его Минский трибунал. И, допустим, этим Минским трибуналом судить и Путина, и Лукашенко. То есть не в рамках МУС, а вот прямо отдельный показательный, потому что то, что сейчас творится, то есть это вопиющее нарушение международного гуманитарного права.

Это да, то что, то что, конечно… но здесь же тоже, понимаете, я за любое привлечение к уголовной ответственности, в том числе за соучастие в агрессии, абсолютно очевидно по Женевской конвенции, которая дает определение агрессии, то есть предоставление территории своего государства для агрессии против другого государства, это однозначно тоже трактуется как агрессия, и мы тоже понимаем, что если бы не Беларусь, то, может быть, и не было бы и агрессии против Украины России, то есть потому что белорусская территория играла важную роль в стратегическом планировании, важнейшую роль, ключевую роль, да? То есть идея же как раз заключалась в том, чтобы вытащить украинские ВСУ на Восток, да, значит, когда начали проводить вот эту мобилизацию, уже начали где то за две недели проводить в Донбассе и в Донецке, и Луганске, и какие то даже артиллерийские обстрелы пошли оттуда, то есть идея была вытащить украинские ВСУ, ВСУ на Восток и потом ножницами срезать с юга и с севера. То есть это как бы, в общем, даже, я бы сказал бы, это грамотно было со стратегической точки зрения, вот, единственное, что не учли фактор сопротивления Украины. А так в планировании это было все правильно сделано. Поэтому Беларусь играла в этом стратегическом планировании важную роль. И Украина готова было лбом, так сказать, встретить врага на Востоке, поэтому, может быть, они бы и не пошли бы, понимая то, что, ну, то, что там, так сказать, будет ожесточенное сопротивление, там, линии построены оборонительные и так далее. А вот это вот то, что раскидали внимание по разным направлениям, в том числе из Белоруссии… Поэтому да, мне кажется, что это правильно. Но здесь же надо учитывать, так сказать, огромные факторы именно гуманитарной катастрофы, которая в Белоруссии возникла, то есть и которая была связана с 20-м годом, то есть 45 000, которые прошли в тюрьмах 5000, которые сидят сейчас ни за что. То есть надо понимать, что они ни за что это люди сидят, это много. Это значит только там 1000 фактов засвидетельствовано избиений людей, пыток. Значит, вот эти вот кадры страшные, которые все там видели из этих тюрем, из «Окрестино» и так далее, которая синонимом стала, так сказать, пыток, и вот за это то точно это преступление против человечности. А как это трактовать? То есть тогда Запад должен говорить ну, честно признаться, что человечество - это то, где только в демократических странах, где в недемократических - это не человечество. Ну, и преступления, которые совершаются там, в странах типа Белоруссии, это не может подпадать под категорию преступлений против человечности, потому что там нелюди живут. Но тогда давайте, так сказать, ну, будем последовательны. Но если, как бы, руководствоваться не только какими то экономическими интересами, там, торговли и так далее, но руководствоваться принципами, то принципа достаточно для того, чтобы в рамках МУС, так сказать, Лукашенко привлечь к уголовной ответственности, ему будет сложнее защищаться, чем Путину по детям. Ну, если уже так, Вы как бы привели это в качестве аргумента, да.

Да, гладко было на бумаге, да, забыли про овраги. Поэтому оврагов много на украинской территории, “порадовал” нас господин диктатор Лукашенко еще такой своей новой идеей - он запретил диппредставительствам выдавать паспорта гражданам Белоруссии вне территории Республики Беларусь. То есть он посадил 5000 человек в тюрьмы. Он что, хочет опять заманить людей на свою территорию и опять их сажать? Зачем он это делает?

Ну, не всегда, понимаете, можно… Мы часто обсуждаем Лукашенко, но если обсуждать его действия или слова, с таким же успехом можно там пойти в какую-нибудь палату номер шесть, там найти очередного Наполеона, так сказать, его и цитировать, и то, что идеи какие то взять и пускать в публичное пространство, вот, поэтому, конечно, никто не поедет, конечно, никто продлевать не будет. Есть техническое решение довольно простое, которое Европа по большому счету, могла бы принять в отношении паспортов, срок годности которых истек, то есть речь идет об этих паспортах, то есть,вот для детей, значит, есть процедура, то есть ты можешь подать документов, если потому, что детям на пять лет выдается взрослым, на 10 лет выдается паспорт, и ребенку на три года просто ставят обычной резиновой печатью штамп в паспорт, и он продлевается, он принимается как документ, несмотря на то, что срок годности его истек. Я думаю, что эту практику можно сделать совершенно спокойно, то есть Европа могла бы принять решение, что, допустим, белорусские паспорта, срок годности которых истек, они три года еще являются действительными, да? И все, это там Европа и США могли бы принять решение, могли бы даже какой нибудь там штампик, так сказать, сделать так. И да, наверное, возникла бы проблема для каких-то других стран, но я не знаю, как бы это решается вот этим штампиком обычным, и дети могут путешествовать, дети путешествуют в сопровождении с родителями, да, но в любом случае это было бы, мне кажется, самое простое решение, через Интерпол и через ИКАО просто уведомить, так сказать, да, отношении того, что белорусский паспорт продлевается на три года, несмотря на то, что срок его деятельности истек. Вот для этого, еще раз подчеркиваю, достаточно через Интерпол уведомить погранслужбы все, да, значит, о таком решении они будут в курсе, да, ну и ИКАО для того, чтобы когда человек пробивал, если требование есть паспортные данные вбивать в систему или, когда летит, на регистрации, чтобы просто это решение было известно.

Недавно Путин опять встречался с Лукашенко, они в гости каждую неделю уже друг к другу ездят, сказывается изоляция Лукашенко. На этой встрече, ну, публично унизил Путина, сказав ему, что, мол, ты тут рассказываешь про стабильную экономику… Ну, я утрирую, но суть к чему ведется, что ты рассказываешь мне про стабильность, про стабильную экономику, а у тебя соляра закончилась - дизельное топливо и твое правительство ко мне - к Лукашенко обратилось, и я им помог, выдал им, так сказать, соляры. То есть мало того, что он, типа, с Пригожиным решил вопрос, теперь он решает проблемы Путина и при этом публично его же и оскорбляет на публику. Зачем он это делает? Зачем он оскорбляет руку, которая его кормит и защищает?

Ну, это трудно сказать… еще раз, опять же… То есть комментировать поведение, ну, человека такого как бы психологического склада, скажем так, мягко выразиться, очень сложно. Что касается солярки, то, ну, очевидно совершенно, что это тот еще один пример, когда Россия не проводила модернизации. То есть им могли, вот в основном то все перерабатывается у нас на Мозырском и на Новополоцком предприятиях нефтеперерабатывающих, которые работают на российской нефти, и они могли бы вполне таких заводов построить у себя. А так получается, что да, не хватает действительно солярки. Значит, где-то, может быть, даже и пользуются этим сейчас россияне по той простой причине, что Украина, если бы такой завод находился где-нибудь в Брянской губернии, наверняка бы уже б разбомбила бы этот завод, потому что солярка для танков, для там… керосин для самолетов, там и прочее, так, ну чтобы испытывали сложности определенные… в связи с тем, что заводы находятся на территории Белоруссии, да, значит, Украина не хочет раздражать это, поэтому здесь где-то русским это и выгодно сейчас. Но модернизацию, тем не менее, да, они не провели и у них нет… у них недостаток очень серьезный в этих вопросах, это было известно всегда. Зачем это Лукашенко публично говорил я еще раз - здесь сложно комментировать какие-то его высказывания или поведение. Точно так же, как ну, допустим, если он там и фальсифицировал бы выборы, но вопросы все задаются : “Почему ты не написал, допустим, 56% голосов?”, да, написал бы, люди бы походили, значит, зарегистрировал бы меня, и Бабарико, написал бы нам по 10% нарисовал, так сказать, да, Тихановской бы 5% нарисовал бы, да? Ну, то есть сделал бы уже, так сказать, другой бы ход и на самом деле никакого бы возмущения бы белорусов не было очевидно, потому что они бы, по крайней мере, видели бы какой то прогресс, да? То есть идет же Эрдоган, значит, ну, сильный лидер, все 1% выигрывает, так сказать, и то там во втором туре, от этого слабее он не становится ни в Турции, ни в глазах международного сообщества. А здесь просто наплевательское такое было отношение и, как бы, поэтому, не отношение… то есть даже не наплевательское поведение, а ничем не обоснованное, скажем, поведение, ничем не аргументировано, которое привело просто к массовому исходу белорусов, 350 тысяч только в Евросоюзе, в Евросоюзе зарегистрировано официально в 22-м году, 350 тысяч - это без учета там, Великобритании, без учета там стран, типа Норвегии, Швейцарии и без учета, естественно, Канады, США, да, то есть мы можем считать, что без учета даже России, потому что мы представляем, какое количество белорусов уехало в Россию, а в России белорусы, ну, мужчины, они понимают, что их не будут призывать в армию. Поэтому, так сказать, они замещают сейчас многие, так сказать, работы, которые русские, которые убегающие от армии, от службы, вот, они поехали за границу, белорусы туда поехали, их замещают, потому что, ну, хорошая зарплата и чего, так сказать, и в армию не призовут, в Грузию, в Казахстан. У меня знакомые есть и в Грузии, в Казахстане из белорусов. Поэтому пожертвовать миллионом людей, которые являются или являлись наиболее предприимчивыми и образованными и так далее, ради удержания власти, ради нарисовки себе там 80%, да, ну, это просто может только человек, для которого белорусы это просто как некая, так сказать, поляна для кормежки. Ну, как клещ, допустим, там энцефалитный, ему абсолютно плевать, что он убивает здоровый организм, ему главное крови напиться. И вот примерно такое поведение клеща, так сказать, в отношении белорусского общества, которое привело к вот этой гуманитарной трагедии, на самом деле белорусов. Я думаю, что только так можно объяснить его поведение.
Спасибо большое за интервью. Будем вас рады снова видеть на страницах нашего издания.
Спасибо. Спасибо вам.